Обратный звонок
+7 (499) 703-30-71
info@r-cg.ru
Главная » «Платон» давно стал шире, чем система взимания платы»

«Платон» давно стал шире, чем система взимания платы»

В России стартовал пилотный проект по установке электронных навигационных пломб на транзитные грузы. Пилот охватывает территории России и Казахстана. С российской стороны партнером ФТС стала компания «РТ-Инвест Транспортные Системы» (РТИТС) — оператор системы «Платон». О том, что может дать перевозчикам использование устройств, рассказал генеральный директор РТИТС Антон Замков

— Как родилась идея совместного пилота с Казахстаном и в чем задача проекта?

— Идея проекта строится на необходимости создания «зеленого» безбарьерного коридора для транзита грузов через Россию. Главное здесь — не сами пломбы и не попытка кого-то лишний раз проконтролировать, а возможность всех контролирующих органов получать достоверную информацию о грузе и его движении в онлайн-режиме. В итоге автоматизируются все процессы, снижаются издержки всех участников — бизнеса и государства.

Мы действуем в плотной связке с грузоперевозчиками и грузоотправителями. И сервис опирается на фактические запросы бизнеса: скорость доставки, быстрота прохождения административных процедур, достоверность информации о нахождении и сохранности груза, подключаемые сервисы, например температурный режим в отсеке, — это конкурентные преимущества в пользу сухопутного маршрута от традиционного морского.

Между Европой и Китаем гигантский товарооборот, сейчас его оценивают в $500 млрд ежегодно. Кратчайший путь доставки — сухопутный, и большая его часть через Россию. Сейчас он практически не используется, все грузы идут морским путем. Это занимает около 35 дней, растут расходы на логистику — они составляют порядка 20% от стоимости товара. Если везти их самым коротким путем, через Казахстан и Россию, на это требуется восемь дней по железной дороге, автотранспортом — 10 дней. Это быстрее и дешевле.

Когда появилась идея развернуть транзит на сухопутную часть, профильные министерства поняли, что без автоматизации и применения платформенных IT-решений здесь не обойтись. Так родилась идея работать над переводом в цифру самого процесса перевозки. Проект прорабатывается больше года: инициатором был Минтранс России, в разработке участвуют ФТС и Минэкономразвития.

— Как технически будет реализован этот проект? Что дают транзитные пломбы?

— Это комплексное решение — сама платформа и пломбы как микрокомпьютеры, которые несут всю необходимую информацию о грузе, его происхождении, месте назначения и сертификации. С их помощью любой сотрудник, не вскрывая груз, может проверить данные и пропустить его дальше. Благодаря этому у ФТС появляется возможность создать «зеленый цифровой коридор».

Для подтверждения данных и расследования инцидентов используется действующая система контроля «Платона». На всех федеральных трассах работают 100 машин и построено 480 рамок с самыми современными средствами фото- и видеофиксации.

— С государством понятно. Что получает бизнес-пользователь?

— Разработанные пломбы сопровождает большое количество дополнительных сервисов: личный онлайн-кабинет, где можно заказать услугу мониторинга груза, причем не только на территории России — мы можем обеспечить его и в Польше, и в Китае, куда бы он ни ехал. На этой же площадке при подключении страховых компаний можно оформлять страховки. За счет больших объемов и подтвержденных данных от пломб можно добиться существенных скидок.

Кроме того, тут и таможенные процедуры, предварительное декларирование, и вообще это первый шаг к переходу на полноценный электронный документооборот — поле очень широкое. То есть сам механизм пломбы использовался и раньше, например, для отслеживания санкционных грузов, но тогда всё это было не про бизнес, а про контроль. В данном случае, наоборот, пломба не просто устройство — это инструмент, который может стать основой новой открытой сервисной модели для бизнеса и частью единой цифровой платформы транспортного комплекса.

— Во сколько такие пломбы обойдутся перевозчикам?

— На пилотном этапе, разумеется, никто ничего оплачивать не будет. Всё делаем мы — и пломбы устанавливаем, и сервис налаживаем. Только по итогам пилота будет прорабатываться формат сервиса. Возможно, это будет концессия с государством, когда устройства выдаются перевозчикам бесплатно с обеспечительным платежом или же в качестве платного допсервиса. Главное, что сервис позволит снизить общие расходы на логистику за счет автоматизации процедур и ускорения доставки.

Пломбы — это сложные технические устройства, которые априори не могут быть дешевыми, но цифра будет разумной. И у пользователя будет выбор: покупка пломбы для многоразового использования, долгосрочная или краткосрочная аренда.

— Это транзитная история или пломбы могут быть использованы и для внутренних перевозок?

— Сфера их применения будет расширяться. Скорее, правда, не для внутренних, а для импортно-экспортных перевозок. Для внутренних перевозок их тоже можно использовать, но это коммерческая история. И есть спрос. У нас сразу несколько пилотных проектов, например, с «Почтой России» мы запустили первый опломбированный поезд Москва–Владивосток.

С крупнейшими автоперевозчиками разрабатываем проекты, когда пломба обеспечивает безопасность перевозки дорогостоящих товаров. Важное преимущество в том, что пломба является поверенным сертифицированным средством измерения. Ее данные будут приниматься в качестве доказательств всеми госорганами.

— Возвращаясь к Китаю — летом между Россией и КНР было подписано межправительственное соглашение, которое открывает границы для автоперевозок. На автобусы и грузовики необходимо устанавливать устройства на базе российской и китайской спутниковых систем ГЛОНАСС и БЕЙДОУ. Здесь тоже будет задействован «Платон»?

— В ближайшее время открывается система автомобильных перевозок с Китаем, что беспрецедентно. Сначала к этому относились настороженно: китайцы защищают свой рынок, мы свой. Объем огромный, есть за что побороться, и если мы запустим к себе их перевозчиков, а они к себе — наших, то неизбежно возникнут трудности. Так что сразу встал вопрос о взаимном контроле, и китайская сторона очень логично предложила создать интегрированную систему. Тем более у китайцев ведь есть аналог ГЛОНАСС–БЕЙДОУ, которая, конечно, несколько меньше, но она развивается.

Другой вопрос, какими должны быть сами устройства — и здесь есть готовое решение, ведь китайским перевозчикам при въезде в Россию на федеральные трассы необходимо устанавливать бортовые устройства госсистемы «Платон». Осталось их дооснастить мультисистемным чипом с БЕЙДОУ, и всё. На сегодняшний день в «Платоне» уже зарегистрировано 160 фур из Китая. Большая часть из них с бортовыми устройствами. По сути, сейчас происходит объединение целых платформенных систем на базе «Платона». Это позволяет использовать созданную цифровую инфраструктуру, а не строить новую с нуля, при этом обмениваться можно будет любой информацией — при необходимости, черными списками, информацией о нежелательных грузах и так далее.

Пилотный проект охватит по 80 транспортных средств от России и Китая. Такой пилот — это огромный шаг к цифровизации международных транспортных коридоров, к созданию единого доверенного пространства. При этом владельцы грузов смогут получать достоверные данные о маршрутах, а это залог прозрачности и привлекательности маршрутов через Россию.

— То есть получается, что «Платон» — очень многофункциональная площадка?

— «Платон» уже давно стал шире, чем система взимания платы, — он превратился в телематическую платформу, на базе которой реализуется довольно много сервисов и государственных проектов. В июне этого года мы за одну неделю обеспечили бортовыми устройствами 1500 иностранных автобусов с болельщиками чемпионата мира по футболу 2018 года. Устанавливаемые устройства при доработке ПО обеспечили безопасность пассажиров. Нажатием одной кнопки водитель мог передавать сигнал экстренным службам при возникновении чрезвычайных ситуаций в пути, а аппаратура спутниковой навигации передавала точное местонахождение автобусов.

Также изначально система «Платон» интегрирована с налоговой службой: налажен обмен данными практически обо всех перевозках — кто, чего, когда и куда, вся эта информация доступна ФНС. Дальше подключились таможенники, МВД, ГИБДД, и в результате сейчас мы получили довольно серьезный каркас, основанный на сотрудничестве с органами власти. Теперь наша задача — развиваться в сторону пользователя.

— Такое тесное взаимодействие с госорганами дает преимущества именно в том, что касается сервиса?

— У «Платона» есть серьезное преимущество. Это государственная система, а бортовое устройство — метрологически поверенное средство измерения, его данные работают в обе стороны. Например, когда пользователь говорит «я там был» и предъявляет наши данные, то это уже неоспоримая информация для госорганов. И это крайне важно, особенно в ситуациях с потерями груза или авариями, также и с таможенными нарушениями.

— Если у нас есть такая платформа, зачем тогда сотрудничать с Китаем, как-то интегрировать системы?

— Будущее за платформами, которые совмещают в себе маркетплейс, пользователя и органы власти. Развивать свою IT-систему, конечно, хорошо, но это не приведет к какому-то глобальному прорыву. Насыщенность этих решений достигла, на мой взгляд, пороговых значений. Дальше речь пойдет про объединение этих систем, взаимный обмен информацией, про создание доверенного пространства между странами с помощью большой открытой информационной экосистемы, и основой ее, с точки зрения государственной, может являться IT-платформа «Платона», наиболее полно охватывающая российскую отрасль автомобильных грузоперевозок.

— «Платон» действует с 2015 года. Сколько было собрано средств за это время, сколько выписано штрафов?

— На ремонт дорог и строительство мостов с помощью системы в дорожный фонд собрано более 56 млрд рублей. В июле у нас произошли важные изменения, которых ждали и требовали законопослушные перевозчики, — полномочия по выявлению нарушителей были переданы Ространснадзору. За пару месяцев вынесено постановлений на 1,5 млрд рублей. И здесь важна не сумма, а факт создания равных условий для честных предпринимателей, чтобы у нарушителей не было возможности демпинговать и разрушать рынок.

— А показатели по количеству зарегистрированных в системе сейчас какие?

— Если раньше мы регистрировали по 5–10 тыс. автомобилей в месяц, то сейчас несколько месяцев подряд — по 20 тыс. машин. Это связано с усилением контроля. При этом 60% от вновь зарегистрированных автомобилей принадлежат физлицам. Всё это подтверждает факт —основная база грузоперевозчиков страны зарегистрирована. Теоретически в «Платоне» должно быть порядка 1,2 млн автомобилей российских и иностранных перевозчиков. До конца года мы закроем эту нишу, и дальше регистрация будет соотноситься с ростом рынка продажи грузовиков.

— Дальше с «Платоном» что будет происходить?

— Мы будем работать над дисциплинированностью пользователей, потому что неплательщики, как в любой системе, конечно, есть. Это лечится только штрафами — других способов нет. Контроль и размер штрафов у европейских систем взимания платы, даже в Белоруссии, гораздо выше. Но тут мы стараемся смотреть в сторону пользователей — к 15 октября мы откроем сервис информирования о наличии штрафов в личном кабинете на сайте системы. Сейчас их можно посмотреть только на сайте госуслуг. Уведомления в нашем личном кабинете будут приходить практически в режиме реального времени: «Остановитесь, у вас нарушение, давайте как-то эту проблему решать». Это важно для получения 50-процентной скидки при оплате штрафа в двухнедельный срок и для исключения получения нескольких штрафов на одну машину в течение недели.

— Инфраструктуру «Платона» вы предлагаете использовать для создания автоматизированной системы весогабаритного контроля (АСВГК), на разработку которой РТИТС подавал заявку…

— Взвешивание в движении, Weight-in-Motion, само по себе не ноу-хау. Такие посты существуют по всему миру. Но то, что предлагаем сделать мы, до сих пор еще нигде не делали. Мы говорим о создании связанной единым управлением системы, как это сделано в «Платоне», а не об отдельных постах. Сейчас в разных регионах это реализуется по-разному. В нашем случае для перевозчика правила будут равными, независимо от того, находится он во Владивостоке или в Калининграде.

— С технической точки зрения инфраструктура «Платона» что дает для АСВГК?

— Всего необходимо построить около 400 рамок АСВГК, 100 из них можно сделать совмещенными с «Платоном». К уже построенным рамным конструкциям добавляются элементы Weight-in-Motion в дорожное полотно. Так мы увеличиваем скорость создания системы. Это снижает госзатраты на реализацию проекта. Остальные 300 будут расположены в местах наибольшего притяжения нарушителей.

— Заявка для вас уже повторная. Почему была отозвана первая?

— Мы сознательно отозвали заявку, дорабатывали ее почти год, чтобы она соответствовала новому приказу Минтранса России и ряду требований грузоперевозчиков: оперативное информирование о штрафах, например. АСВГК без остановок транспорта и человеческого фактора обеспечит соблюдение действующих норм для сохранности дорог.

Важно понимать, что АСВГК — это, во-первых, система для повышения безопасности на дорогах за счет снижения перегруза, который часто становится причиной поломки, например, тормозной системы грузовиков. Во-вторых, она позволит создать равные условия для предпринимателей на всех федеральных трассах. Это особенно важно, когда мы говорим о развитии транзитной зоны между Европой и Азией.

— РТИТС стал одним из учредителей ассоциации «Цифровой транспорт и логистика», в которую вошли «Аэрофлот», РЖД и Автодор. В чем заключалась идея объединения таких разных компаний?

— Ассоциация создана для того, чтобы наладить обмен информацией. В мире прошло время разрозненных систем, а у нас сейчас несколько созданных и постоянно развивающихся платформ — «Аэрофлота», РЖД, Автодора, РТИТС, которые между собой никак не связаны. Накоплены потрясающие массивы big data, которые можно использовать для снижения государственных и бизнесовых издержек. Например, информацию «Платона» для планирования развития инфраструктуры — ведь до этого у нас не было системной информации об интенсивности движения грузовиков по регионам, по времени суток и так далее. То же самое — и с данными РЖД или «Аэрофлота».

Так, собственно, и родилась идея объединения. То есть ассоциация должна отвечать на два вопроса — искать новые пути развития и обеспечивать единообразие условий для всех участников рынка. Многие компании и региональные объединения уже заявили о желании присоединиться. Объединение крупных компаний — серьезный шаг вперед. Думаю, что конкретные результаты будут к следующему году.

— Если говорить о технологиях — на мировом рынке России есть что предложить? По крайней мере в плане транспортной телематики?

— Конкурировать надо именно в сегменте, который приносит наибольшую добавленную стоимость. Россия может производить процессоры и ноутбуки, но вряд ли у нас получится соперничать с мировыми гигантами. А вот в сфере IT и сервисов на этой основе, особенно в транспортной телематике, нам есть что показать. Азиатский рынок очень перспективный с этой точки зрения: страны региона сейчас проходят этап инфраструктурной революции — строятся дороги, и на них должны применяться самые современные IT-решения.

— Вы с этим рынком уже начали как-то работать?

— У нас большие планы на международное развитие. В Индии наша дочерняя компания активно участвует в масштабных тендерах. На прошедшем Восточном экономическом форуме мы подписали соглашение о сотрудничестве с Джакартой. У Индонезии много потребностей по локальным темам. Например, контроль за перевозкой мусора, упрощение проезда по действующим платным дорогам с помощью наших безбарьерных технологий — всё это в целом мы можем обеспечить. Интерес со стороны стран азиатского региона есть, и он огромный. Будем развиваться в этом направлении.

Известия


Информация взята с сайта:
www.iz.ru

2018-10-01T11:06:26+00:001.10.2018|