Обратный звонок
+7 (499) 703-30-71
info@r-cg.ru
Главная » ЕАЭС не заметил потери бойца?

ЕАЭС не заметил потери бойца?

news00439На текущей неделе руководители стран, входящих в Евразийский экономический союз, подписали Таможенный кодекс организации. Мероприятие несколько омрачил глава Киргизии Алмазбек Атамбаев, одобривший документ не с «первой попытки», а белорусский лидер Александр Лукашенко и вовсе «подпортил праздник», не прибыв в Санкт-Петербург

Впрочем, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в отсутствии Лукашенко на саммитах ЕАЭС и ОДКБ никакой трагедии не увидел. По его мнению, «де-факто это не помешает обсуждать субстантивные вопросы, связанные с интеграцией», а документы, которые подписаны, были ранее согласованы. Так что, подчеркнул официальный представитель Кремля, Белоруссия «была, есть и продолжает оставаться» ближайшим союзником РФ.

Конечно, можно сказать, что Пескову по должности положено повторять, что «все у нас хорошо», но при этом отметим, что и в СМИ «эффекта разорвавшейся бомбы» демарш белорусского президента не вызвал. Разве что бывший посол Украины в Минске Роман Бессмертный в комментарии сайту «Гордон», сказал, что действия Лукашенко говорят о фактической ликвидации Союзного государства Белоруссии и РФ, но при этом «смерти» ЕАЭС он не предрек.

«Действия Лукашенко можно расценивать как театр. Но уже видно, что Союзного государства России и Беларуси уже нет, — сказал экс-дипломат, старательно подмечающий любую соломинку в „российско-белорусском глазу“. — Очевидно, что происходит фактический разрыв координации и в Евразийском союзе. Но я бы не делал на это больших ставок, потому что Лукашенко ведет себя в зависимости от того, кто и сколько ему пообещал. Поэтому спектакль будет продолжаться».

Впрочем, с другим мнением Бессмертного, о том, что нежелание президента Белоруссии ехать в Москву связано с нерешенностью нефтегазовых вопросов, согласны и другие эксперты, и оно похоже на правду. Но при этом оставшийся в Минске Лукашенко подписанный Таможенный кодекс никак не критиковал, сказал о нем как о факте и лишь обратил внимание своих подчиненных на необходимость обеспечения работы в Белоруссии свободных экономических зон в новых условиях.

«В ближайшее время, начиная с 1 января 2017 года, условия работы резидентов СЭЗ существенно меняются. Принятые в рамках Евразийского экономического союза документы упраздняют некоторые таможенные льготы. Мы вынуждены учитывать эти требования, — сказал президент. — Вместе с тем в жесткой борьбе за инвестора наши свободные экономические зоны не должны потерять конкурентоспособность на площадке Евразийского экономического союза. Условия их функционирования на рынке ЕАЭС необходимо сделать как минимум равноценными».

Скорее, роль «злого полицейского» на этот раз взял на себя председатель Палаты представителей Национального собрания Белоруссии Владимир Андрейченко. «Не отвечает нашим интересам и ситуация в отношении Евразийского экономического союза. С момента запуска ЕАЭС с 1 января 2015 года не принято фактически ни одного серьезного экономического решения… Складывается ощущение, что экономический союз превращается в чисто такой политический проект», — заявил спикер на сессии Парламентского собрания Союзного государства, проходившей в Москве практически параллельно с санкт-петербургским саммитом.

Сказал он также и о выходе ситуации на российско-белорусской границе «за рамки здравого смысла», имея в виду трудности с ее пересечением гражданами третьих стран, и о «переформатировании образа Беларуси» в российских СМИ, и о «протекционистских мерах», предпринимаемых РФ в отношении взаимной торговли. «Можно ли быть довольным текущим состоянием дел? Абсолютно нет», — констатировал Владимир Андрейченко.

В части, касающейся Евразийского союза, не совсем приятные вещи говорил в Санкт-Петербурге и президент Киргизии. «Произошло много изменений: были как позитивные моменты, так и отрицательные, — сказал Атамбаев во время встречи лидеров стран ЕАЭС. — К сожалению, негатив временами превалирует, и это в целом накладывает отпечаток на то, как народ Кыргызстана принимает вступление страны в Евразийский экономический союз. И это естественно накладывает отрицательный отпечаток на экономический эффект от интеграции Кыргызстана в Евразийский экономический союз».

Примечательно, что эту часть выступления киргизского лидера его пресс-служба «засекречивать» не стала, выложив на официальный сайт. Тем не менее, как уже отмечалось, с Таможенным кодексом Атамбаев в итоге согласился, и как выразился председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян, этот документ «существенно облегчает все таможенные процедуры внутри стран ЕАЭС».

Кодекс предусматривает такие нововведения, как электронное таможенное декларирование и автоматическое совершение операций, исключающее участие в процедуре выпуска товаров сотрудников таможни, подачу таможенных деклараций без предоставления подтверждающих ее документов, совершенствование института уполномоченного экономического оператора, призванного упростить и ускорить процесс прохождения товаров через таможню. А также создает условия для механизма «единого окна», позволяющего ускорить оформление документов.

К новшествам также относится введение института уполномоченных экономических операторов — хорошо себя зарекомендовавших организаций, которым предоставляется возможность вести внешнеэкономическую деятельность по упрощенным таможенным процедурам. Они получат возможность существенно сократить свои временные и ресурсные затраты, а таможня сможет сконцентрироваться на тех направлениях, где это реально необходимо.

«Кодекс жизнеспособный, альтернативы ему нет, и рано или поздно, нет никаких сомнений, что в интересах будущего интеграционных процессов он вступит в силу», — резюмировал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Но вернемся к утверждению спикера нижней палаты белорусского парламента о том, что ЕАЭС постепенно превращается в политический проект. В беседе с корреспондентом «Росбалта», состоявшейся в кулуарах конференции «Евразийский вызов» в Санкт-Петербурге в конце ноября, советник президента РФ Сергей Глазьев, напротив, обращал внимание на экономическое значение союза. «Вес России в Евразийском экономическом союзе составляет около 80% по объемам производства, но тем не менее наш общий рынок с Казахстаном, Белоруссией, Арменией и Киргизией дает дополнительные конкурентные преимущества. У каждого государства есть свои сильные стороны. И их сочетание позволяет нам восстанавливать ту кооперацию, которая была раньше, строить новые совместные проекты, — сказал Глазьев. — У нас есть свои локомотивы экономического роста, лежащие за пределами России, но очень важные для нас, скажем, белорусское сельскохозяйственное машиностроение, которое комплектуется из российских двигателей и многих составных частей и любой успех, в любом из наших государств имеет место — это всегда положительный успех для всех».

Вместе с тем Сергей Глазьев обратил внимание на те факторы, которые отличают ЕАЭС и ЕС и определяют негативные явления в Евразийском союзе, включая технологическое отставание в экономике, особенно в наукоемких отраслях. «В Европе сформирована бюджетная политика в интересах развития, три четверти расходов бюджета идет на поддержку образования, науки, развития экономики. К сожалению, до сих пор мы живем в модели столетней давности, когда большая часть денег тратится на бюрократию, на силовые структуры, на то, что называется полицейским государством, а на развитие остается не более четверти расходной части. Вот именно в денежно-кредитной, налогово-бюджетной плоскости мы видим самое вопиющее различие», — отметил известный экономист.

В свою очередь директор департамента российских и центральноазиатских исследований Шанхайского университета международных исследований Ли Синь в беседе с корреспондентом «Росбалта» на том же форуме отметил, что ЕАЭС как межгосударственное образование является весьма интересным. «Предстоящее подписание ряда документов (разговор происходил в конце ноября — прим. авт.) свидетельствует о том, что Евразийский союз является куда более перспективным для сотрудничества, чем Европейский, — сказал эксперт. — Между Китаем и Казахстаном как членом Евразийского союза уже подписано соглашение по сотрудничеству в промышленности, и Евразийский союз вполне может стать частью Экономического пояса шелкового пути, который является не просто транспортной схемой. Это инструмент, при помощи которого можно развивать торговлю, промышленное сотрудничество, производство, осуществлять инвестиции и так далее».

Звучит оптимистично, но между тем, решение нефтегазовых споров между Россией и Белоруссией, включая вопрос о тарифах за прокачку российской нефти, было перенесено на 2017 год, и подписание Таможенного кодекса ЕАЭС пятой страной-участницей все же подвисло.

2017-01-20T12:52:01+03:0030.12.2016|